Очень стильная и очень простая: правила гардероба дамы 1930-х

В романах часто можно встретить противоречивое описание наряда, типа: «она была одета в очень простое, то есть в очень нарядное летнее платье» (Лев Толстой «Анна Каренина», о Кити). Иногда в интонации автора сквозит ирония, но чаще всего тут действительно всё очень непросто. Особенно если сам автор — человек и светский, и умный: то есть умеет отличить просто очень дорогой наряд от наряда очень дорогого и стильного. Как и граф Толстой, Ивлин Во не только происходил из аристократической семьи, но и не стремился выйти за пределы своего круга. Оба раза он был женат на аристократках, а среди героинь его романов встречаются настоящие графини. То есть такие графини, в подлинность которых читатель верит. А всё потому, что автор знал этот мир досконально, и, во-первых, прекрасно отличал подделку от оригинала, а, во-вторых, понимал, что графиня — тоже в конечном счете человек. Сегодня на примере леди Селии разберемся с правилами гардероба аристократки довоенной Англии.

1. Правильный подход к пикантности.

Вот идёт 1923 год — разворачивается эпоха бурлящих двадцатых, деньги текут рекой: точнее, деньги (то есть дорогущее шампанское) вытекают по трубам (то есть в слив из шикарных бассейнов) во время вечеринок в лучших домах Лондона, где буянит (простите, самовыражается) золотая молодежь. Минуточку, леди Селия, конечно, не прочь принять участие во всеобщем веселье, только как всякая английская леди она просчитывает на шаг вперед. Нет, ей не нужно, чтоб на утро ее имя вместе с компрометирующим фото оказалось в светской хронике газеты, которую выписывает ее собственный дворецкий. Леди Селия выбирает более спокойное общество: к примеру, гостит у подруги Джулии в ее фамильном имении, Брайдсхеде. А вот тут-то ее и примечает друг семьи, выпускник Оксфорда и начинающий художник. Он-то как раз бывает в странных компаниях, и вовсе не стремится завязывать роман с чопорной девицей, нет. Итак, рецепт правильного выбора стиля для юной леди, желающей и слыть современной, и не запятнать своё имя.

«Она беседует, как птичка, по крупинке расклевывая предмет разговора в самой пленительной манере, и носит туалеты a la школьница, что я лично нахожу весьма пикантным».

Модная иллюстрация, изображающая наряды для юных девиц, 1923 год. Это не слишком смелые и откровенные платья, длины миди (в 1923 году такая длина как раз была в моде), с милыми деталями, вроде воротничков, шарфов, пуговок.

Модная иллюстрация, изображающая прогулочные наряды для молодых девушек. Скромные черные чулки (прозрачные чулки только-только изобрели, и они шокировали старшее поколения, тк создавали иллюзию голых (о ужас!) ног), мягкие вязаные кардиганы, аккуратные галстучки и целомудренные белые платья. Здесь сочетаются спорт и здоровье.

2. Шикарная простота

Но вот Ричард Райдер клюнул, и как-то раз за устрицами Селия намекнула, что пора бы уже сделать ей предложение, раз уж… ну, так всё удачно складывается. Ричард — однокашник брата Селии, семья не возражает, и вскоре мисс Мулкастер становится миссис Райдер. Но вместе с тем она становится и менеджером своего мужа-художника, ибо его практичность просто ноль рядом с её способностями продвигать картины мужа в обществе, хлопотать о посещении мужниного вернисажа герцогиней Кларенс, договариваться о выставках и давать интервью от лица Райдера. Селия — прекрасный собеседник. И врожденная светская львица, не гнушающаяся при этом всякой черной работы — лишь бы семья процветала (то есть лишь бы дар мужа не зачах и продолжал семью кормить). Но — боже — как она проста в обхождении! Как искренне радуется ненужным и дурацким подаркам случайных (а вдруг это будущая знаменитость?) людей!

«Английская сдержанность моей жены, ее ослепительно белые ровные зубки, отточенные розовые ногти и облик школьницы, и туалеты школьницы с драгоценностями в современном вкусе, которые изготовляются за огромные деньги с таким расчетом, чтоб издалека казаться ширпотребом, и всех награждающая улыбка… — словом, всё её своеобразное очарование создало ей в Америке множество друзей».

Украшение из бакелита, серебра и страз. На рубеже 1920-х и 1930-х в моду входят простые геометрические формы и новые материалы, вроде раннего пластика (бакелита, люцита). Сейчас такие вещицы стоят довольно дорого на рынке винтажа и антиквариата.

Бакелитовое ожерелье 1920-х годов. Согласитесь, очень странно, если сравнивать с викторианскими фамильными драгоценностями, которые, сохраняя бриллиант, переоформлялись раз в два поколения, и так с незапамятных времён.

3. Гигиенический характер красоты

Это моя любимая часть. Потому что сколько людей, столько и мнений. Я зачитывала этот отрывок различных друзьям, дочке и маме, мужу и подругам — и каждый предлагал Селии свой стиль.

«В Европе мою жену нередко принимали за американку из-за ее броской и элегантной манеры одеваться и своеобразного гигиенического характера ее красоты; в Америке она обрела чисто английскую кротость и сдержанность»

Два момента: А) в оригинале там стоит hygenical, что переводится не только как «гигиенический» (ровные белые зубы, розовые отточенные ногти — действительно, реклама салоны красоты!), но и просто как «здоровый». Да, здоровая английская красота, без всякого надлома, излома и загадочной немецкой/французской души. Б)то есть американки, по факту, одевались еще более элегантно и броско. А она как бы на полпути между чопорной англичанкой и современной американкой, вот ее и видят по-разному, в зависимости от окружения.

Платья 1920-х из моей коллекции; специально для Селии было куплено самое светлое, первое слева.

Посмотрим немного картинок.

Вторая часть романа происходит между 1936 и 1939 годом. Селия хлопочет о вернисаже мужа, но не подаёт вида, что задета, когда муж прямо с открытия выставки уезжает к Джулии в Брайдсхед. Развод происходит так мирно, что брат-однокашник только диву даётся: для стольких разводящихся был посредником, но чтоб ТАК гладко — ВПЕРВЫЕ! Впрочем, все эти годы Селия имела свою связь: в меру одобренную светом. Вот вечерний туалет здравомыслящей и в меру броской дамы…

…а вот, пожалуй, чрезмерно смелые решения. Геометрические узоры, прямые рубленые линии. Пожалуй, рядом с этими нарядами, Селия как раз выглядела бы по-английски сдержанной.

Чуть более эксцентрично, чем хочется для Селии.

Элегантные, дорогие повседневные наряды конца 1930-х годов. Мне кажется, в костюме Селии не должно быть лишних оборок, кружев, бантов. Но, скажем, броский воротник или изящная драпировка — вполне возможны.

Отмечу, что уже много месяцев я ищу в коллекцию платье 1930-х, достойное Селии. Но пока — всё не то! Не так-то это просто, как кажется со стороны!

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: